January 8th, 2011

Неувязочка какая-то вышла. Не находите?

63.89 КБ

Мне,лично, нечего стыдиться. Более того, считаю, что наши все правильно сделали в Катыни, разумеется, если это были наши, а не вермахт или СС. Расстрел реакционных великопольских шовинистов-милитаристов подарил этой соседней стране почти 50 лет мира! А пол-века мира дали жизнь сотням тысяч... Очень выгодный для Польши размен получился, феерический. Радоваться полякам надо. А если кто не радуется, может, пересчитать в тогдашних мировых ценах все поставки энергоносителей и сырья в рамках СЭВ и "Варшавского договора"? Хули каятся, двадцать лет этим занимаемся - много мы с этих покаяний полезного вымутили?
ПС
Долго думал, откуда вся эта любовь к покаяниям, посыпаниям голов пеплом, семь дней на полу в разорванных одеждах, "пятьдесят поясных и сто земных"... Судя по поведенческим реакциям, людей определяющих и внешнюю и внутреннюю политику страны, в детстве нещадно пиздили в туалетах и за школой. Но сдачи давать им запрещала мама и бабушка. Вместо выдачи простой и понятной сдачи, их учили: "договариваться", "жить мирно", "уметь объяснять обидчикам что так не нада делать" и прочей хуерге. В итоге, нами рулят натуральные школьные шудры и парии. С чем всех и поздравляю в новом году! Ура!

Рецепт от покаяний и контрибуций

Уже понятно, что история с Катынью плавно двигается к своему логическому финалу - выплате компенсаций за маленький "польский холокост". Впрочем, от подобных покаянных выплат был изобретен рецепт.
В свое время, к министру финансов Коковцеву любили шляться дамы с записочками от Александры Федоровны - типа выдать такой-то 100 тысяч руб.00 коп. на булавки. Честнейший Владимир Николаевич Коковцев, кстати, умерший в нищете, вместо того чтобы замутить гешефт и распил,взял и цинично выдал бабло из личных средств Александры Федоровны Романовой. Был скандал,истерика у Алексис, а выходка эта стоила, в итоге, Коковцеву должности. Правда, шляться к нему с записочками перестали.
Я думаю что-то такое надо провернуть с любителями публично покаяться. Нам каяться не в чем, да и денег у нас нет.